Интервью руководителя Malhama Tactical сайту Сhechensinsyria

Ассаламу алейкум! Большое спасибо за интервью.

Али: Ваалайкум Салам! И вам спасибо.

Расскажите, пожалуйста, немного о себе. Почему вы решили принять участие в войне в Сирии? в каком джамаате вы вступили изначально до того как перешли в Мальхама Тактикал?

Али: Я родился и вырос в Чечне. Во время двух войн в Чечне я был еще ребенком и не очень многое помню с тех времен, хоть и есть моменты которые я помню четко. Например когда мы прятались в подвалах от русских террористов, которые заходили в дома мирных жителей, забирали людей, убивали их без всякой на то причины. Помню как сидели тихо, боясь издать звук, хвала Аллаху они не нашли нас тогда и ушли. Также помню бомбардировки которые преследовали нас куда бы мы не переселялись. Но преступления нынешней власти в Чечне по отношению к нашему народу помню отлично. Эти преступления соответственно не давали покоя и вынуждали предпринимать хоть какие то действия, но в последнее время это было практически невозможно. И на ум приходили только бессмысленные, не приносящие никакой пользы отчаянные одиночные атаки, примерно такие же нападения на полицейских, которые были совершены в последние годы в Грозном. Но немного подумав становилось понятно что это не принесет никакой пользы, а наоборот принесет большой вред. Приходилось терпеть.

И в 2012-2013 годах сильно распространялись новости из Сирии. Ситуация в Сирии была предельно ясной и напоминала ситуацию в Чечне в период войны. Это сильно заинтересовало меня, тем более что в Сирии тогда уже были чеченцы которые участвовали в боях против асадитов. У меня появилось два выбора – терпеть и выжидать нужного момента для действий на родине или поехать в Сирию помогать мусульманам в борьбе против кровавого режима Башара Асада. Посоветовавшись с братьями я решил выехать в Сирию. В 2013 году я приехал сюда и первым джамаатом к которому я присоединился это был джамаат СайфуЛлаха Шишани. Через год после смерти Сайфуллаха, в 2015-м я перешел в джамаат «Аджнад аль-Кавказ», а позже ушел в «Мальхама Тактикал».

Расскажите пожалуйста, больше о вашем нынешнем джамаате, Мальхама Тактикал. Входит ли ваш джамаат в состав другого, более крупного объединения? Какие у вас взаимоотношения с ХТШ?

Али: “Мальхама Тактикал” это организация чьей главной оперативной задачей является обучение повстанцев Сирии современной тактике ведения боя. Она состоит из людей, являющихся действующими военными инструкторами и их помощников, которые вскоре тоже должны стать квалифицированными инструкторами. “Мальхама Тактикал” была создана в 2016 году Абу Рофиком (Абу Сальманом), который в свою очередь занимался здесь успешной инструкторской деятельностью еще с 2014 года. С момента создания организации наше обучение прошло около пяти тысяч человек, и это число продолжает расти, хвала Аллаху. Также наша команда принимает участие в боевых действиях, где нашей задачей является заниматься той деятельностью, в которой, по нашему мнению, больше всего нуждаются фронты. Например, в последних боях на севере провинции Хама и юге пр. Идлиб наша команда была занята в двух сферах – в артиллерийской разведке и противовоздушной обороне. Хвала Аллаху, в обеих сферах были хорошие результаты, особенно в последней, когда нашей командой был сбит асадитский самолет истребитель СУ-22.

Также команда МТ внесла свой значительный вклад во время широкомасштабной операции по деблокаде Алеппо в 2016 году – МТ был выработан план одного этапа операции, и подготовлены ударные штурмовые группы, которые успешно этот план реализовали.

Также на счету МТ ряд резонансных спецопераций против важных военных объектов режима Асада в разные годы. Кроме того, МТ внесла значительный вклад в отражение наступления хариджитов «ИГ» на северо-востоке провинции Хама в 2017, успешно контратаковала их, нанося им большой урон и отвоевывая у них территории обратно. Это были те бои когда «ИГ» совместно с асадитами при поддержке российской авиации наступала на территории муджахидов в Большом Идлибе.

“Мальхама Тактикал” отдельная организация, но мы тесно сотрудничаем с ХТШ.

Правильно ли я понимаю, что вы осуществляете подготовку муджахедов из ХТШ, или из других джамаатов тоже? Вы работаете отдельно или вместе с инструкторами из других джааматов?

Али: Так как мы сотрудничаем с ХТШ, получается так что больше всего мы обучаем их муджахидов, но мы не раз проводили обучение для муджахидов других джамаатов, и в дальнейшем не собираемся ограничивать себя в этом, наши двери открыты для всех здоровых сил.

Наши инструктора работают отдельно, но бывало и такое что иногда обменивались опытом с другими инструкторами, и так же в этом вопросе мы не ограничиваем себя, мы всегда рады обменяться опытом с другими инструкторами.

Какие курсы подготовки у вас есть?

Али: У нас есть курсы стрелковой, огневой, физической, тактико-огневой и тактико-специальной подготовки, и специальные курсы по РПГ и ПКМ (пулемет). Количество курсов растет со временем. Уже в разработке программы по нескольким новым дисциплинам и в ближайшем будущем планируем начать по ним обучение.

Каков национальный состав тех, кто проходит это обучение? Это местные сирийцы или выходцы из России и стран постсоветского пространства? Они вообще новобранцы или есть и опытные тоже?

Али: Мы обучаем муджахидов разных национальностей, выходцев из России и стран постсоветсткого пространства, стран Азии, но в основном это конечно же местные сирийцы. На местных основной упор, потому что они играют основную роль в крупных боевых действиях. Мы обучаем как новобранцев так и опытных бойцов тоже.

Что вы думаете о сегодняшнем положении в Идлибе? Каков моральный дух муджахедов в целом, и русскоязычных добровольцев в частности?

Али: Ситуация в Идлибе, по моему мнению, стала более стабильной к этому моменту. События последних месяцев привели большинство организаций муджахидов к большему согласию и сотрудничеству между собой. Моральный дух муджахидов в целом на высоте. Отовсюду поступают к нам просьбы провести разные курсы обучения и прямо сейчас у нас проходят занятия в разных местах. Братья с огромным желанием приобретают новые знания, трудятся на тренировках с искренним упорством что показывает их высокий моральный дух. С русскоязычными в последнее время мало получается общаться, но у тех с кем я часто вижусь тоже нет проблем с моральным духом.